Проект «Личная библиотека». Джордж Оруэлл "Скотный двор / 1984" (19745/1949 годы)

Форма поиска

Аватар пользователя Трефилова Мария  Николаевна

 

Эрик Артур Блэр – личность противоречивая. С одной стороны – работа в колониальной полиции Бирмы. С другой – неистребимое желание свободы, как для себя, так и для всех остальных. Участие в боевых действиях в Испании и побег оттуда по политическим причинам. Слежка со стороны английских спецслужб. Идейная поддержка коммунизма (хотя, наверное, точнее сказать, социализма) и яростное неприятие сталинизма. Именно ему приписывается авторство термина "холодная война" (а ведь человек умер аж в 1950-м году). И поверх всего этого – огромный талант, позволивший ему стать единственным для меня писателем, который в своем творчестве непоколебимо и последовательно отстаивает собственные политические взгляды, причем делает это так, что при этом текст произведения не страдает, а только выигрывает. Хотя последнее – это уже не про Блэра, а про Джорджа Оруэлла, человека, знаменитого настолько, что уже мало кто знает, что Оруэлл – всего лишь псевдоним.

Антиутопия – жанр самостоятельный. И популярный, ведь идея о том, что в будущем все будет весьма и весьма печально, кажется читателю вполне реалистичной. В конце концов, как сказал сам Оруэлл: "Вожди, которые пугают свой народ кровью, тяжким трудом, слезами и пóтом, пользуются бóльшим доверием, чем политики, сулящие благополучие и процветание".

Вряд ли Герберт Уэллс, создавая "Машину времени", осознавал, что именно он породил... Но последователи были не хуже, а некоторые – уж точно лучше. Олдос Хаксли с его "О дивный новый мир", Евгений Замятин с "Мы", да и великий Рэй Брэдбери с "451 градус по Фаренгейту" (последнее – обязательно к прочтению. И если Вам станет больно, значит, с Вами все в порядке...). Позволю себе добавить сюда же и Pink Floyd'овскую "The Wall" – ну ведь гениально же, право слово... Работами в этом жанре (ну, или где-то на грани), отметились многие, в том числе и те, о ком я уже писал (два примера – "Москва 2042" Войновича или "Колыбель для кошки" Воннегута). Но ничего лучшего, ничего более жестокого, беспощадного и правдивого, чем "Скотный двор" и "1984" еще не создал никто. И я не уверен, что когда-нибудь создаст. Потому что лучше – уже просто некуда... Да и если задаться целью составить список литературных произведений, в наибольшей степени повлиявших на современную культуру, то Оруэлл будет если и не номером один, то где-то на вершине уж точно. Причем перечень "поддавшихся влиянию" будет обширен и странен: от Дэвида Боуи до Харуки Мураками, от братьев/сестер Вачовски до Виктора Пелевина и так далее.

Да, "Скотный двор" и "1984" – это совершенно отдельные произведения. Но выбрать из  них в качестве рекомендации к прочтению только одно я просто не в состоянии. Потому что именно эти две книги наилучшим образом объясняют, что такое революция, власть, государство (в худшем смысле этого слова) и политика. И дают понимание того, что внутри того, что называется революцией, властью, государством и политикой всегда (и зачастую не по своей воле) оказывается простой человек. И, наверное, то, что он оказывается внутри всего этого – это худшее, что с ним могло случиться за всю его нелегкую и не слишком счастливую жизнь. Потому как, возможно, она нелегкая и не слишком счастливая в том числе и из-за того, что вокруг этого человека – революция, власть, государство и политика... По полной на себе это ощущают и Боксер из "Скотного двора" (ну да, он конь, а не человек, но что это меняет...), и Уинстон Смит из "1984".

"Скотный двор" - цельная и убедительная картина того, что скотство – оно не в образе жизни. Оно – в душе. И какими бы красивыми и правильными не были бы лозунги изначально, в конце концов, скотство все равно прорывается наружу. Потому что за любой революцией, за любой реформой стоят люди (ну, или как в "Скотном дворе", свиньи, хотя разница весьма незначительна...), которые используют красивые слова для достижения собственных целей. И получив власть, со временем уже даже не считают нужным скрывать свои истинные намерения. Потому что "Все животные равны, но некоторые более равны, чем другие".

А в "1984" – никаких иносказаний. Все предельно прямолинейно и по-простому. В государстве Океания есть великий Вождь – Старший Брат (в некоторых переводах – Большой Брат). И он – вот прямо Брат, потому что думает и заботится о каждом. Вот прямо ночами не спит, все думает, как бы что сделать для страны в целом и для отдельного гражданина в частности. И, естественно, эти самые граждане просто обязаны быть благодарны и ему, и партии. А те, кто неблагодарен – либо сумасшедшие, либо враги. А с врагами что? Правильно, надо бороться. Естественно, под всеобщее одобрение толпы. Поэтому для тех, кто не согласен проводится небольшая коррекция – по удалению из мозга центра фантазии. Ведь Старший Брат – он знает, как лучше. Он мудрее. Добрее. Справедливее. Поэтому в обществе и организована тотальная слежка за всеми: "Старший брат смотрит на тебя".

Да, еще есть Министерство Правды. Ведь обычный гражданин – он же не в состоянии понять, что есть "правда". Ему же надо это объяснить. Например, для сплочения собственных граждан у страны должен быть внешний враг. Поэтому Океания постоянно воюет. То с Остазией, то с Евразией. Вот только при очередной смене противника Министерство Правды изменяет все газеты, напечатанные в прошлом, и объясняет населению, что мы же всегда воевали именно с этими, а не с теми! И попробуй усомниться! Ведь есть то, что называется "мыслепреступлением". Потому как если человек совершил убийство – это мелочи, а вот если негодяй посмел подумать о том, что в стране что-то не так... Наказание за мыслепреступление только одно – смерть. Да, неправильное выражение лица – это тоже преступление (точнее, "лицепреступление"). А ну-ка, кто это там с такой недовольной рожей? А? Что вы говорите? По Вашему, это полная несвобода? Ну что Вы! Со свободой здесь все в полном порядке, ведь на государственном уровне утверждается, что: "Свобода — это возможность сказать, что дважды два — четыре".

И вообще, все очень гуманно: поиском и наказанием мыслепреступников занимается Министерство любви. Ведь главное – это любовь к Большому Брату. Все остальное – недопустимо. Да, кстати, говорить можно только на новоязе – специально сконструированном языке, который в полной мере отражает генеральную линию партии и кастрирован и обеднен до такой степени, чтобы мыслепреступления (как, в прочем, и сами мысли) становились невозможными. Ведь: "невозможно сделать (и даже подумать) то, что нельзя выразить словами".

Что ж, здесь я (по меркам Океании) – преступник, потому что предпочитаю говорить на хорошем литературном русском, который искренне считаю одним из самых богатых языков в мире. Да еще и своим студентам периодически книги разные подсовываю. В общем, негодяй...

Все, что написано в "1984", кажется просто кошмарным сном. Но если открыть глаза, то увидишь, что же сейчас происходит по всему миру. А полная катастрофа состоит в том, что любой кошмар рано или поздно становится привычным. Ведь: "Когда война становится бесконечной, она перестает быть опасной."

Впервые я прочел Оруэлла лет так 30 назад. Еще подростком, во времена СССР, в виде запрещенной и затертой до дыр ксерокопии. И тогда мне казалось, что Оруэлл – это предостережение... 20 лет назад я перечитывал его в виде роскошно изданного тома. С глянцевой бумагой, прекрасными иллюстрациями и золотым тиснением на кожаном переплете. И тогда я думал, что Оруэлл – это прогноз... Сейчас я читаю его на экране монитора и понимаю, насколько я был не прав. Потому что Оруэлл – это не предостережение. Не прогноз. Это – диагноз. Прочитайте!

Илья Тетеревков

#Личнаябиблиотека#Проект#ХАчучитать#ХАрошиекниги#ПоеХАли

#БиблиотекаИГЭУ#ИГЭУ#Рецензии#Оруэлл#Скотныйдвор#1984

 

Проект или объединение: