Проект «Личная библиотека». Михаил Елизаров "Библиотекарь" (2007 год)

Форма поиска

Аватар пользователя Трефилова Мария  Николаевна

 

В этой жизни есть несколько занятий, которые я категорически не одобряю. Более того, считаю их недопустимыми. Например, сжигание книг. Любых. Потому что слишком хорошо знаю, что с этого может начаться (вспомним Германию в первой половине прошлого века). И также хорошо представляю, чем все это может закончиться (спасибо Рэю Брэдбери за "451 градус по Фаренгейту"). И пока (и надеюсь, что это так и останется) я знаю только одно исключение, на которое я готов пойти, причем не раздумывая. Я имею в виду произведения господина Мамлеева. И ведь ЭТО считается классикой! Аж  целое течение выделяют на основе этой псевдолитературы: метафизический реализм. Ученики есть, последователи, хотя кто их знает и кто их читал… Ничего более омерзительного за свою литературную жизнь я не встречал и надеюсь, что и не встречу. Ощущение полного, всепоглощающего психического нездоровья автора, причем активно мне навязываемого в качестве некой новой нормы, не отпускало меня с первой до последней страницы…  

Спрашивается: при чем здесь Елизаров? А все дело в том, что он опасно близок к той критической черте, при переходе за которую я готов отправить его в одну компанию с Мамлеевым. После прочтения его книг остается очень сложное и тяжелое ощущение. Более того, многие это прочесть просто не могут. Ощущение некой мерзости присутствует. Есть только одно но: Елизаров как писатель, безусловно, талантлив. И идеи, заложенные в его произведениях, имеют право на жизнь. Потому как здесь если грязь – то не ради грязи. Если жестокость – то не ради жестокости как таковой. Хотя (уже после прочтения "Библиотекаря") несколько лет назад я часто видел Елизарова на разных ток-шоу (сейчас он снова куда-то пропал). И то, что он говорил, вызывало у меня настолько резкое неприятие, что я начинал переключать каналы, лишь бы не слышать и не видеть этого персонажа. Поэтому я искренне рад, что узнал, кто он такой, уже после прочтения "Библиотекаря", иначе я бы просто не взял эту книгу в руки. Так что как человека Елизарова я Вам не рекомендую категорически, а вот как писателя – с величайшей осторожностью. Но с оговоркой: на Ваш страх и риск.

Что ж, теперь про сам роман. Был во времена Советского Союза такой писатель – Громов. Творил себе в духе бездарного соцреализма: про наше светлое настоящее, которое неизбежно должно было привести к не менее светлому будущему. Все в его произведениях было в соответствии с "генеральной линией партии": фабрики и заводы строились все быстрее, коровы доились все больше и больше, выработка стали и чугуна росла с каждым днем, советские семьи становились все счастливее и крепче... В общем, макулатура из разряда того, что читать попросту невозможно, да никто и не будет... Поэтому после распада СССР вся эта "соцграфомания" благополучно повыбрасывалась и подрастерялась. Остались считанные экземпляры – в библиотеках глухих сельских закоулков, у одиноких стариков дома, в стопках в подвалах и т.д. Но вдруг оказалось, что если прочитать какую-то громовскую книгу, но только всю целиком, от начала до конца, причем безо всякого перерыва, то происходят мистические вещи. Жизнь человека меняется безвозвратно, хотя нужный эффект был и временным. Например, "Серебряный плес" являлся Книгой Терпения, дарующей прочитавшему утешение и снимающей боль душевную и физическую. "Тихие травы" оказались Книгой Памяти, а "Дорогами труда" – Книгой Ярости, повергающего прочитавшего (или прослушавшего) в боевой транс. И так далее. Всего было известно про шесть таких книг, хотя ходили легенды про седьмую – Книгу Смысла.

И вот по всей стране начали стихийно организовываться Библиотеки и читальни – сообщества, собиравшие книги Громова. Причем оказалось, что копии не действуют. Только оригинальные издания. Любые изменения (например, удаленная страница) тоже прекращали действие Книги. А настоящих книг мало! Поэтому начались стихийные войны. Причем "войны" – в данном случае не метафора. Битвы старух, из которых преимущественно состояли некоторые читальни, описаны весьма натуралистично и подробно. В общем, если честно, то местами  – полный трэш. До отвращения и омерзения. Очень тяжелое чтение.

В центре этого романа – история Алексея Вязинцева, по воле случая ставшего Библиотекарем. Его окружение – ужасно. Его судьба – страшна и печальна, но, тем не менее, имеет свой смысл (что я имею в виду, не скажу: прочитайте сами). Повторю еще раз: трэш. Но это как раз тот случай, когда по-другому, видимо, невозможно. И идея, заложенная в романе (а понять ее можно, только дочитав до самого конца) – оригинальна и достойна. И я не поклонник идеологии как таковой, как понятия или, тем более, как образа жизни, но в данном случае – хотя и противоречиво, но все на своих местах: "Который нынче год на дворе? Если свободна Родина, неприкосновенны ее рубежи, значит, библиотекарь Алексей Вязинцев стойко несет свою вахту в подземном бункере, неустанно прядет нить защитного Покрова, простертого над страной. От врагов видимых и невидимых. Мне хочется думать, что летним вечером кто-то идет по загородному шоссе, мимо вишневых садов и сверкающих жестяных крыш. Закат растекся над горизонтом густой свекольной патокой. Шелестят придорожные шелковицы, роняют ягоды в пыль. Обочина сплошь в чернильных тутовых кляксах. Медленный грузовик с разболтанным кузовом мазнул по воздуху теплой бензиновой гарью, за дальней насыпью простучал стальными подошвами товарняк, ветер поднял за чубы высокие травы...Это еще не произошло, но так будет."

Так что, как ни странно, но, несмотря на полную жесть, "Библиотекарь" все же дает некую надежду. Не знаю на что, но дает. Хотя лично я перечитать этот роман в ближайшее время не возьмусь...

Пожалуй, на этом все. Читать или не читать "Библиотекаря" – решать Вам. Я же, со своей стороны, всякую ответственность за этот выбор с себя снимаю. Но специально уточню: людям со слабой психикой – не рекомендуется. Хотя лично я ни разу не пожалел о том, что прочел этот роман. По-моему, оно того стоило. Иногда надо получить порцию чего-то подобного. А почему Елизаров пишет именно так – не знаю. Хотя, возможно, правильный ответ на этот вопрос он дал устами одного из своих персонажей: "Главным мотивом моих поступков всегда был стыд перед окружением."

Что ж, нам всем есть чего стыдиться, не так ли? Но за отчаянием должна следовать надежда. Ведь должна же?..


Илья Тетеревков

#Личнаябиблиотека#Проект#ХАчучитать#ХАрошиекниги#ПоеХАли

#БиблиотекаИГЭУ#ИГЭУ#Рецензии#Елизаров#Библиотекарь

 

Проект или объединение: